День второй. 16 мая, понедельник. Коринфский перешеек

Программа знакомства с Грецией была намечена еще в России, поэтому мы точно знали, куда отправимся. Правда, приятная портье нашего отеля подсказала, что на сегодняшнем нашем маршруте стоит добавить еще две достопримечательности: Коринфский канал и озеро Вульягмени. Разумеется, мы тотчас же записали, что и где нас ждет. А теперь по порядку.

Озеро Вульягмени находится как раз на дороге, ведущей на мыс Ирейон, который стоит первым в нашем сегодняшнем списке. Путь идет то вдоль Коринфского залива, то петляет по гористой местности Перахоры (это деревня такая).


 

А вот и озеро.

Оно действительно красиво.

Кстати, на картах его нет, и, как оказалось за последующие две недели, озера — это вообще редкость в Греции. Не то, что горы, которых мы вообще не ожидали увидеть в таком количестве.

Мыс Ирейон — место как археологически известное, так и просто восхитительное по своей красоте.



 

Собственно, он и Ирейон (Герайон) оттого, что здесь находятся руины двух небольших посвященных Гере храма.

Здесь находился римский дом с большим двором.

Двойная апсидальная цистерна, так сказать «общественное водохранилище» на всякий случай. За цистерной — остатки большого здания.

Храм Геры Лимении — покровительницы гавани — на холме над вышепредставленной бухтой. Храм окружают руины древних стен.

На переднем плане — стоя, за ней алтарь, в конце — храм Геры Акрайи (покровительницы холма).

Алтарь неподалеку от стои.

Желоба для стока воды.

Древняя стена у храма Геры Лимении.

Храм Геры Лимении.

На самом краю мыса находится маяк, и от него открывается прекрасный вид на близлежащие бухты.

Дальше наш путь по программе лежал в древний Коринф, но мы решили заглянуть на Коринфский канал и не разочаровались.

В древности через узкий Коринфский перешеек суда перетаскивали волоком, путь назывался Диолком, а в начале прошлого века в скале пробили этот канал. Цвет воды — феерический, а высота — довольно большая.

Проезжаем по дороге к древнему Коринфу современный город с тем же названием — административный центр нома Коринфия. Город из себя ничего не представляет, фотографировать мы его не стали.

Проехали современный Коринф, нашли древний. Он, как водится, огорожен.
За основной археологической территорией находятся театр

и одеон

Построен он был в конце I в. н. э. и вмещал около 3000 зрителей.

Через 50 лет он почти весь выгорел, но был вновь отстроен и использовался преимущественно для гладиаторских боев. Ну а в конце IV в. н. э. Аларих и его готы разгромили одеон вчистую.

Театр же был впервые построен в конце V в. до н. э., потом неоднократно реконструировался с применением новейших технологий строительства. Потом и его превратили в арену для гладиаторских боев, а под конец — вообще в бассейн.

Теперь покупаем билетики по EUR6 и проходим в сам город. У входа нас встречает небольшой музейчик: греческая керамика и римские мозаики, статуи и архитектурные фрагменты, и колоннада храма Октавии (т. н. римского храма Е).

Правда, от греческого Коринфа сохранилось немного, и самое главное — дорический храм Аполлона.

Колоннаду храма видно из-за ряда северо-западных мастерских, располагавшихся вдоль одной из сторон агоры.

Город был полностью разрушен в 146 г. до н.э. римскими войсками полководца Муммия. Более ста лет здесь ничего не было, и только во времена Юлия Цезаря сюда возвращаются люди.

Коринф богато отстраивается и, переживая землетрясения и нашествия варваров, пиратов, флорентийцев, венецианцев, турок, доходит до нас в руинах римского периода.

На этих двух фотографиях — источник Главки. Он связан с легендой о невесте Ясона — дочери царя Коринфа Креонта Главки. Оскорбленная таким пренебрежением со стороны супруга жена Ясона Медея послала невесте своего мужа (и правильно сделала) свадебный подарочек — богатый наряд, щедро сдобренный ядом.

Понятное дело, несчастная Главка бросается в этот источник в тщетных попытках избавиться от боли. А коварный изменщик лишается и Медеи, и Главки, и вдобавок еще и детей, который мстительная Медея зарезала на всякий случай.

Общий вид Коринфа.

Обратная сторона северо-западных мастерских агоры, обращенная к храму Аполлона.

Источник (фонтан) Нижней Пейрены — шикарное сооружение в два яруса со статуями, росписями, мозаиками, частично до нас дошедшими. Нижней, потому что есть еще и Верхняя Пейрена — на верхнем ярусе крепости Акрокоринфа.

Колоннада на священном участке Аполлона.

Мощные крепостные стены Коринфа и остатки римских сооружений.

Бема — трибуна для ораторов на агоре. Кстати, на ней держал речь перед римским консулом Галлием апостол Павел.

Западные лавки Коринфа.

Над древним Коринфом величественно возвышается Акрокоринф — акрополь на утесе высотой в 575 м над уровнем моря. В древности там находился храм Афродиты, где практиковалась священная проституция, в связи с чем вояжи в Коринф были весьма популярны у греков и окружающих народов.

Подъем к воротам Акрокоринфа в наше время совершается по хорошей дороге на машине. Представив же, как древние пешком поднимались по крутому склону под палящим солнцем, мы оценили недоступность этого укрепления.

Древность и на Акрокоринфе почти не оставила следов, вернее, они исчезли под более поздними постройками. Крепость, встречающая нас на вершине утеса, была построена византийцами поверх античных стен, а затем подвергнута изменениям со стороны крестоносцев, венецианцев и турок.

А это мечеть — привет от турок.

Вид, открывающийся с верхнего яруса крепости Акрокоринфа, потрясающ.

Для Димона это впечатление осталось практически самым ярким из всего нашего путешествия. Все прочие греческие вершины отныне измерялись им не иначе, как сквозь призму величия Акрокоринфа.

Была еще только середина дня, и хоть наш план на сегодня был почти выполнен, мы решили заглянуть в древние Клеон и Немею. Их карты обещали не более чем в получасе езды от Коринфа. Съехав со скоростной автострады, мы отправились на поиски Клеона. По дороге нам попалась табличка «Храм Геракла», поверив которой мы увидели вот что:

Кстати, это был единственный раз, когда мы видели работавших на поле греков. Хотя сельскохозяйственное производство занимает довольно большой процент от их экономики и основная часть греческой земли — это поля и оливковые заросли, никто на этих полях почему-то не горбатится. Но опять-таки все эти открытия были у нас впереди, а сейчас мы просто проезжали мимо полей, на одном из которых работали 4 человека, видимо, семья.

Следуя указателям «Ancient Cleon», мы углубились в сельские пейзажи Пелопоннеса… И через полчаса обнаружили, что проезжаем мимо уже знакомой нам трудолюбивой семьи в третий раз. Тут у нас возникло подозрение, что указатели ведут себя несколько вольно по отношению к своим прямым обязанностям, да и отсутствие на них километража вносило в наше путешествие элемент таинственности. Наконец мы нашли два указателя, согласных друг с другом, и указывали они… на заброшенное поле с песчаными и мусорными кучами. Это несколько охладило наш туристический пыл, и мы решились на контакт с аборигенами. Повторю еще раз: это был второй день нашего путешествия, и мы многого не знали о греках. В частности, того факта, что греки не знают иностранных языков и никогда не пытаются вас понять, в отличие, скажем, от сверхобщительных итальянцев, которые наверняка смогут понять даже японский.

Метрах в трехстах от вышеупомянутых указателей, как раз за странным полем с мусором, находилось огороженное сеткой футбольное поле. Вообще по количеству новых футбольных полей в сельской местности чувствовалось, что греки очень поверили в свое светлое футбольное будущее после прошлогоднего чемпионата мира по футболу. И, наверное, их не смущает даже невостребованность этих спортивных сооружений. Но я снова отвлеклась.

На футбольном поле, в которое мы уткнулись, играли в баскетбол (!) очень большой папа-грек средних лет и три маленьких гречонка дошкольного возраста.
Дима вздохнул, вышел из машины и отправился на переговоры. Они заняли 10 минут. Грек махал руками, как мельница, энергично тряс головой и что-то чертил на песке палочкой. Дима улыбался, кивал греку в ответ и порывался уйти. У меня сложилось впечатление, что переговоры прошли успешно. Наконец Димону удалось попрощаться с баскетболистом.

— Ну что? — спросила я с надеждой.

— Ничего, — ответил он. — Я ВООБЩЕ не понял, что он объяснял!

И мы сдались, поняв, что нам не суждено увидеть древний Клеон.

В утешение оставалась Немея, и мы снова доверились указателям. Они на этот раз не обманули, и мы очень скоро оказались у заасфальтированной прямо в полях «Площади Университета Калифорнии». За небольшим забором вдоль площади лежала древняя Немея.

Тут нам снова приоткрылась часть загадочной греческой души (куда уж там русской!) — «археологическая зона Немея» работала только до 15 часов.

Интересно, для кого она работала??? Для местных дехкан, которым наплевать на все эти развалины? Ведь из любого туристического или курортного центра, будь то Афины, Лутраки или Нафплион, до Немеи ехать несколько часов. И больше всего нас поразил тот факт, что работник музея, надрывавший билетики на входе, сидел в своей будке и смотрел телевизор. То есть, по нашему разумению, почему бы не открыть двери на территорию музея и не надрывать билетики у трех-четырех посетителей в час, продолжая смотреть телевизор? Но нет, сиеста для греков — самое важное мероприятие в их трудовых буднях.

Вконец разочарованные, мы отправились домой, на обратной дороге наткнувшись еще и на стадион, где обычно проходили древние Немейские игры. Он, разумеется, был закрыт и расположен так, что сфотографировать его от забора было невозможно. А вот что-то немейское издалека мы все же запечатлели:

В принципе, у нас была возможность по дороге заглянуть еще и в древнюю Истмию, о чем Дима обещал «подумать».

И тут я в первый раз уснула в дороге. Проснувшись через час от сдержанной критики в адрес греческой цивилизации в разрезе XXI века, я узнала, что Дима все это время по указателям (естественно!) искал Истмию и как раз сейчас нашел какие-то руины, огороженные, как водится, сеточным забором, прямо посреди деревни. Для полной уверенности в находке был допрошен местный житель, сидевший на другой от забора стороне дороги и смотревший прямо на эти самые развалины. Он знаками уверенно показал, что Истмия (и древняя, и современная, и какая угодно) находится дальше, дальше… вот туда. Усомнившись в его топографической адекватности, мы все же нашли у забора ворота и прилепленное к ним здание музея древней Истмии. Что нас уже, на исходе столь трудного дня, не сильно удивило. В принципе, может, у местных греков в быту СОВСЕМ ДРУГИЕ названия всех этих местечек? Рабочий день Истмийского городища также оказался ограничен сакральной цифрой «15.00», и нам оставалось только сфотографировать то, что было видно из-за забора.

Вот там справа вдали, чуть дальше, чем стоит машина, и сидел этот местный дядя, что отправлял нас «в Истмию».

А от Истмии до Лутрак — рукой подать. Пора заканчивать этот странный день. Сегодня мы проехали всего 170 км.

Юлли Улетова

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.