Итальянская мозаика. Пизанские чудеса

Говорят, что Пиза — самый древний город на побережье. Говорят, что в свое время Пиза была ого-го! Говорят, что город-то немаленький, и много чего в нем есть. Но проверить мне это не удалось. У меня была возможность познакомиться лишь с пизанской жемчужиной — Площадью Чудес.

Piazza dei Miracoli (пьяцца Дей Мираколи) — это нечто вневременное, нечто беломраморно-ажурное… Это — настоящее Чудо.

Город обнесен древней средневековой стеной — в 1155 году ее построили для защиты Пизы от Фридриха Барбароссы.



На piazza dei Miracoli можно попасть сквозь ворота Санта-Мария.

От Санта-Марии открывается прекрасный вид на площадь. И ближайшим к воротам стоит Баптистерий.

Баптистерий начали строить в 1153 году. Однако стройка затянулась, работы прерывались несколько раз. В результате здание достроили лишь в конце XIII века.

Менялись архитекторы, чередовались вкусы и течения в архитектуре, и первоначальный замысел архитектора Диотисальви был осуществлен лишь частично. Но в целом Баптистерий следует принципам романского стиля.

Скульптуры верхних уровней изображают людей и животных. Кроме того, там много бюстов святых и пророков. Большая часть этих фигур приписывается Никколо и его сыну Джованни Пизано, и во избежание повреждений столь ценных экспонатов их давно заменили копиями. Кстати, не совсем удачными.

На одной прямой с Баптистерием на зеленом сукне piazza dei Miracoli стоит Дуомо — Кафедральный собор.

Это очередной пизанский долгострой, что нисколько не умаляет архитектурного великолепия Дуомо.

Первоначальный проект принадлежал известному архитектору Бускето, до смерти которого строительство продолжалось весьма бодро. В 1118 году в Пизу прибыл Папа Римский Гелазий II и самолично освятил Дуомо. А потом умер Бускето, его похоронили в левой части фасада (под первой аркой), и стройку законсервировали.

В дальнейшем последователь Бускето Райнальдо и мастер Гульельмо внесли в проект свои изменения и дополнений: выстроили большой фасад, вытянули нефы, увеличили площадь трансепта. И собор, наконец, был достроен.

Какие только мотивы не звучат в пизанском Дуомо: византийские, армянские, арабские… Все это роскошество удивительно гармонирует с местными архитектурными традициями.

Двухстворчатые бронзовые ворота трех порталов фасада были выполнены в 1601 году, но вовсе не потому, что до XVII века двери были деревянными или их совсем не было.

Ворота были, да еще какие! Тоже бронзовые, отлитые по эскизам самого Бонанно. Только вот погибли они в 1595 году, расплавившись во время страшного пожара в Дуомо.

Но входят в собор не через фасадные ворота, а со стороны колокольни. Здесь, в правом крыле трансепта, находятся ворота Сан-Раньери конца XII века работы того же Бонанно.

Правда, немного неясно, как они смогли уцелеть в том пожаре?

Апсида собора у ворот Сан-Раньери сделана глухой только до половины. Со второго этажа ее опоясывают изящные арки, что придает апсиде некую воздушность.

Внутреннее пространство Дуомо огромно и великолепно. Пять продольных нефов, три поперечных (в трансептах), арки, колоннады и даже триумфальная арка в арабском стиле.

Самое же ценное произведение искусства в пизанском соборе — это кафедра Джованни Пизано. Он выполнил ее в первом десятилетии XIV века и настолько украсил скульптурами, что каждый ее элемент является отдельным экспонатом в этом своеобразном музее. Евангелисты, Добродетели, святые, сивиллы, пророки и даже Геркулес, а на девяти верхних мраморных плитах кафедры развернута история жизни Иисуса Христа.

Интересно, подсчитывал ли кто-нибудь точное число фигур на этой великолепной кафедре?

Следующее здание пьяцца Дей Мираколи известно во всем мире. Это знаменитая Падающая башня.

Даже вход в башню настолько кривой, что поселяет в душе входящего сомнение, а не упадет ли башня вместе с ним?

Колокольня была начата Бонанно в 1173 году, он очень удачно использовал вязь лоджий Райнальдо с фасада Дуомо, отчего оба здания прекрасно гармонируют.

Нижняя часть башни опоясана рядом глухих арок, повторяя мотив апсиды Дуомо.

Башня была достроена до третьего этажа, когда выяснилось, что почва под ней сильно осела. Строительство немедленно прекратили.

Через сто лет архитектор Джованни Симоне достроил башню до шестого этажа, пытаясь ее выпрямить.

Это ему не удалось, но, тем не менее, колокольня была построена. Внутри этого цилиндра наверх вела винтовая лестница в 294 ступеньки. Но все же чего-то не хватало…

А не хватало колокольне, соответственно, колоколов. И в XIV веке сын Андреа Пизано Томмазо добавил башне меньший по размеру седьмой этаж. (На фотографии он в лесах).

В этой колокольной целле поместили аж семь колоколов, которые соответствуют семи музыкальным нотам.

Однако башня все падала и падала. И через шестьсот лет, в 1990 году, ее закрыли для входа посетителей. А лучшие архитектурные и строительные умы мира стали решать, как уменьшить наклон башни и замедлить скорость ее падения.

В 1992 году была сделана первая попытка — на противоположной наклону стороне, у фундамента, поместили 600 т свинцовых слитков. Но опасность разрушения внутренних структур башни этим вмешательством только усугубилась. И в 1993 году почву у основания башни решили утрамбовывать. Делали это несколько месяцев, пока не поняли безрезультатность этой затеи. В 1994 году возникает новая идея — установить на земле 10 вертикальных якорей, которые будут служить противовесом башне. Идея подхватывается, и даже проводятся подготовительные работы — окружающая башню почва «замораживается» жидким азотом. Однако это приводит к ошеломляющим результатам — в сентябре 1995 года башня начинает двигаться в обратную сторону!

Работы останавливают вновь, и вновь ищут решение по спасению колокольни. И оно найдено в 1997 году. Пизу спасет анкеровка башни к какому-нибудь внешнему сооружению и экскавация прилегающей к ней земли для уменьшения наклона. В 1998 году горизонтальные тросы были установлены, и началась экскавация земли под башней. В результате чего башня стала ниже уровня площади. Наклон все-таки слегка уменьшился, и считается, что башня почти спасена.

За Баптистерием и Дуомо посетитель площади видит мраморную стену, украшенную рядом глухих арок, повторяющих рисунок на соборе.

Это крытое кладбище Кампосанто.

После очередного крестового похода на кораблях в Пизу привезли большое количество земли с Голгофы, и архиепископ Убальдо Ланфранки высыпал эту землю на окраине Пизы.

В конце XIII века на этом священном месте архитектор Джованни ди Симоне начинает строительство большой усыпальницы.

В обычных пизанских традициях и эта стройка превращается в почти бесконечную, здание заканчивают только через несколько веков.

Кампосанто больше известно не погребениями и скульптурой, а потрясающими фресками, которыми с середины XVI века начали украшать стены усыпальницы. В результате работ таких известных в те времена мастеров, как Пьеро ди Пуччио, Спинелло Аретино, Беноццо Гоццоли, Андреа Орканья (см. Флоренцию), Франческо Трайни, Мастера Торжества Смерти и других, были созданы аллегории Страшного Суда, Ада, Торжества Смерти и циклы изображений библейских сюжетов и житий святых.

Интересно, что и Джотто после Флоренции, но до Падуи работал в Пизе, в Кампосанто, где создал шесть больших фресок о многотерпеливом Иове. Также для Пизы он создал картину «Святой Франциск на страшной скале Верниа», которая теперь находится в Лувре.

Во время Второй Мировой войны в здание Кампосанто попала граната, вспыхнул пожар, и фрески, в результате высокой температуры и плавления свинцовой крыши, набухли и изменили цвета. Часть скульптур также была повреждена или сломана.

Однако с 50-х годов XX века итальянцы вели очень кропотливую работу по восстановлению убранства Кампосанто и сейчас с гордостью могут показать приведенную в порядок усыпальницу и музей фресок, где, помимо конечных вариантов, собраны и черновые, найденные под основными рисунками.

Интересно, что в фильме Пьера Паоло Пазолини «Царь Эдип» стена Кампосанто с успехом изображает греческие Фивы — родной город Эдипа. Режиссер искусно избегал попадания в кадр всемирно известной Пизанской башни, которая могла нарушить впечатление «древней Греции», и кладбище вполне органично вписалось в эту атмосферу.

Помимо больших зданий, на площади Чудес есть и маленькие чудеса. Например, этот фонтан с питьевой водой. Авторы, невзирая на утилитарность сооружения, постарались украсить его так, чтобы он не пропал на фоне остальных Чудес.

Поэтому даже на фоне Падающей башни он не теряется.

А пользуются им не только люди.

Порядок на площади охраняют карабинеры.

А за отоваривание туристов сувенирами отвечают множество лотков вдоль всей площади.

Вот и кончились чудеса пьяцца дей Мираколи. Правда, я забыла рассказать об одной особенности Пизы. Ни в одном из посещенных мною итальянских городов не было такого большого негритянского рынка и таких болтливых и навязчивых негров.

Немного о том, чего я не увидела, но что доподлинно знаю.

Не имеющим отношения к архитектуре Пизы является тот факт, что в этом городе родился Галилео Галилей. Он принадлежал к обедневшему флорентийскому роду и начальное образование получил дома.

Когда ему исполнилось 9 лет, семья Галилея переехала во Флоренцию, где он до 15 лет жил в монастыре. Затем последовали два года домашнего обучения и поступление в Университет Пизы. Через 4 года деньги закончились, и Галилео пришлось вернуться во Флоренцию. Следующие 4 года прошли для него в ученых занятиях, что дало свои плоды — первое небольшое сочинение «Маленькие гидростатические весы».

Распространяя свою работу, Галилео познакомился с известным математиком того времени — маркизом Гвидо Убальдо дель Монте, по совместительству занимавшим пост генерал-инспектора всех крепостей и укреплений в герцогстве Тосканском, к которому относились Флоренция и Пиза. Новый высокопоставленный знакомый по достоинству оценил знания молодого Галилея и дал ему рекомендации на кафедру математики Пизанского университета. Затем, с помощью все того же маркиза дель Монте, Галилей переезжает в Падую на ту же должность в местный Университет. Позднее Галилей назвал 18 лет в Падуе «самыми спокойными и плодотворными».

В Пизу Галилей больше не возвращается, дальнейшая его жизнь проходит во Флоренции.

Уже известный нам по Флоренции Джорджо Вазари в 1562 году спроектировал в Пизе по заказу тоже знакомого нам Козимо I Медичи целый комплекс зданий для ордена Кавалеров Святого Стефано.

Орден основал сам Козимо I для защиты тирренских берегов от мусульманских набегов. Для ордена герцог выбрал существовавший почти в центре Пизы дворец Анциани, который после небольшой перестройки Вазари стал называться Палаццо дей Кавальери. В ансамбль также вошел еще один дворец — Палаццо дель Оролоджо, построенный по проекту Вазари, а также две башни — Семи Улиц, где находилась тюрьма, и Гваланди. Их архитектор соединил аркой.

Позднее, в конце 60-х-начале 70-х годов XVI века Вазари дополнил владения Кавалеров Ордена Святого Стефана церковью Санто Стефано Дей Кавальери и колокольней.

В церкви за главный алтарем, на хорах, стоит бюст Святого Россоре, выполненный еще одним великим флорентийцем — Донателло, о котором я писала в главе о Флоренции.

К сожалению, алтарный образ для пизанского собора, фрески и картины маслом, сделанные Вазари в Пизе, не сохранились.

Крепостные сооружения, инженерные работы для которых проводились под руководством архитектора из Флоренции Брунеллески, тоже не сохранились.

Ворота кладбища Cimitero Ebraico

Юлли Улетова

 

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.