Питер. Прогулки между делом. Сфинксы Аменхотепа III

Гордые, молчаливые, таинственные… Им три с половиной тысячи лет, и они — самые древние произведения искусства, стоящие под открытым небом Санкт-Петербурга.

Сфинкс Аменхотепа III

Загадочные звери с телом льва и головой человека — андросфинксы — имеют очень необычную для скульптур судьбу. Высеченные из розового асуанского гранита во времена XVIII династии, они заняли свой пост на Аллее сфинксов, соединявшей заупокойный храм Аменхотепа III с Нилом. Отец легендарного Эхнатона выстроил себе великолепный погребальный комплекс в Ком-эль-Хеттан, на западном берегу Нила, напротив Карнака. Сейчас от него практически ничего не осталось — комплекс был разрушен при фараоне Мернептахе, лишь гигантские Колоссы Мемнона напоминают о его существовании.

Колоссы Мемнона у остатков заупокойного храма Аменхотепа III

Сфинксы были обнаружены во время частичных раскопок в 1820-х годах греком Атанази (как выяснили реставраторы, он успел нацарапать свое имя между лап одного из сфинксов). Сначала их планировало приобрести французское правительство, но события Великой Французской революции помешали этой покупке. В результате по решению Николая I и с одобрения Академии Художеств сфинксы Аменхотепа III были куплены за 64 тысячи рублей русским путешественником и дипломатом А.Н. Муравьевым.

1832 год ознаменовался для сфинксов большим морским путешествием на паруснике под итальянским флагом «Буэна Сперанца» («Добрая надежда») из Александрии в Северную столицу России. Новый дом встретил сфинксов не слишком радушно — два года они простояли во дворе Академии художеств. И только в 1834 году египетские скульптуры заняли свое нынешнее место. Новым их адресом стала только что сооруженная К. Тоном пристань на Университетской набережной.

Пристань со сфинксами на Университетской набережной Невы

Петербург не сразу привык к иноземному слову «сфинкс»: сначала мастер-каменотес Степан Анисимов обозвал их «свинцами», а позже горожане упростили их до «свинок». Несмотря на легковесное прозвище, к неведомым чудищам в Петербурге отнеслись серьезно и мгновенно окружили легендами. Например, люди считали, что сфинксы живые, они просто спят. Закрыв глаза еще в Египте после смерти Аменхотепа III, которого они, по традиции, олицетворяют, сфинксы вновь открыли их в Петербурге. Увидев мрачное северное небо, египетские гости вздохнули и снова погрузились в сон. Однако, невзирая на отстраненность таинственных зверей, жители города доверили им самое дорогое — они охраняют Петербург от наводнений.

Лица сфинксов донесли до нас через тысячелетия облик фараона Аменхотепа III

Интересен также и тот факт, что Фивы, где сфинксы сторожили усыпальницу фараона, Александрия, откуда они начали свой путь на север, и Петербург, ставший им новым пристанищем, находятся на одном меридиане в 300, известном как «Пулковский».

Уреи и бородки — знаки власти — сбиты. Ходили слухи, что при неудачной погрузке на корабль в Александрии бородки и уреи откололись. Но это не так: они сбиты умышленно, очевидно, чтобы лишить царского величия олицетворения Аменхотепа III.

 

Двойная корона символизирует Верхний и Нижний Египет. Корона на левом сфинксе сделана много позже по образцу правой.

 

Надписи на постаментах представляют собой титулы и восхваления фараона Аменхотепа III.

«Да живет Гор, могучий телец, воссиявший в правде, установивший законы, успокоивший обе земли. Золотой Гор, телец царей, покоритель девяти луков. Царь Верхнего и Нижнего Египта, владыка обеих земель Небмаатра, отпрыск Ра. Сын Ра, любимый его Аменхотеп — властитель Фив, образ Ра перед обеими Землями. Гор — добрый владыка вечности, которому даны жизнь, постоянство, счастье, здоровье». 

«Строитель памятников, восходящих до неба, подобно четырем столпам, носящим небесный свод». 

Девять луков — метафора, обозначавшая окружавшие Египет и подвластные ему племена. 
Небмаатра — тронное имя фараона. 
Аменхотеп (Аменофис) III — родовое имя фараона.

Надписи были расшифрованы в 1912 году академиком В.В. Струве, кроме расположенных со стороны Невы. Их изучили позднее, сначала известный советский египтолог Ю.Я. Перепелкин, а затем его ученик, ныне профессор СПбГУ — А.Л. Вассоевич.

Детально проработанные немес — головной платок и ожерелье

 

Традиционная прическа

 

Голова царя людей плавно переходит в тело царя зверей. Длина каждого зверя — больше пяти метров, а высота — около четырех.

 

На фотографиях не видно, но мастерами, работавшими над скульптурами, учтены и рельефно обозначены даже некоторые мышцы на львиных телах. Мелкие детали звериных тел проработаны не менее тщательно, чем лица фараона.

(На фотографиях сфинксы до реставрации)

Рекомендую взглянуть: Черезов Е.В. «Надписи на ленинградских сфинксах» // ВДИ. 1949. 1. С. 92-100.

 

Юлли Улетова

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.