Мальта

Краткая история Мальты

Первые следы человек оставил на архипелаге предположительно около 5000 года до нашей эры. Затем на островах возникает неизвестная культура оставившая после себя гигантские мегалитические постройки. По преданию, это были переселившиеся сюда сицилийские крестьяне, однако в последнее время их авторство для этой культуры вызывает большие сомнения, так как не обьясняет возникновения знаменитых мегалитических храмов, приписываемых эпохам неолита и халколита, а именно к 4000-2000 годам до н.э. Дело в том, что отдельные каменные глыбы, из которых сооружены эти храмы, достигают восьми метров в длину и весят десятки тонн. Ни навыков, ни технологий, ни производственных мощностей для этого древние сицилийские переселенцы, скорее всего, не имели.

Стратегическое расположение мальтийского архипелага в самом центре Средиземноморья определило его историю как череду непрекращающихся сражений, битв, завоеваний и обретений призрачных свобод. Вероятно, только самые первые островитяне были свободны от этого. Впервые «завоёвана» Мальта была финикийцами около 800 года до н.э. Финикийцы, озабоченные поисками новых территорий, высадились на Мальте, не имевшей в те годы явных покровителей или вождей, и мирно ассимилировались там. Финикийцы вообще старались нигде не конфликтовать с местными жителями, а здесь, к тому же, население пребывало в довольно неразвитом состоянии, так что новые поселенцы привнесли в жизнь островов некие плоды цивилизации: например, мальтийский язык возник именно на базе финикийского. Финикийцы быстро стали этнической основой мальтийской нации. Они же впервые и дали имена островам — Malet (укрытие) и Gol (борт корабля). К 500-600 годам до н.э. Мальту присоединил к своим владениям Карфаген. Эти завоеватели уже были куда более жестокими, чем их предшественники — человеческие жертвоприношения стали правилом. Кроме того, в те годы начались набеги пиратов, от которых местных жителей зачастую не мог защитить даже флот карфагенских галер. Однако, несмотря на все невзгоды, данный период открыл Мальту миру и прекратил её изоляцию, острова стали центром кораблестроения, здесь проплывающие суда могли пополнить запасы продовольствия, поэтому большое развитие получила и торговля.

Но в 3-м веке до н.э. Мальта впервые оказалась в самом центре военных действий. Речь идёт о Пунических войнах, длившихся более ста лет. В результате первой Мальта осталась под управлением Карфагена, но в 218 году до н.э. острова перешли на сторону Рима. На первых порах ими управляли «из центра», а затем архипелаг обрёл своё собственное правительство (вернее — два правительства, так как Гозо являлся автономной муниципией). Римляне обращались с мальтийцами как с союзниками, а не как с побеждённым народом, жители сохранили свои традиции, язык и даже — на некоторое время — пантеон.

К этому времени большой остров назывался «Мелит», а малый — «Гаулос». Считается, что Мелит не является производной от прежнего названия (Малет), а основывается на римском слове Mel (мёд), в производстве которого острова преуспевали. С римлянами приходит и расширение производства, в том числе кораблестроения. Новые доки возводятся на месте современных St.Paul’s bay, Burmarrad, Xlendi и Marsalforn. В это же время становится постоянно обитаемым остров Комино.

Римляне заложили на Мальте и Гозо два города, которые в настоящее время являются жемчужиной этих островов — Мдину (тогда её окрестили под стать острову — Мелита) и гозитанский Рабат (ныне Виктория).

Во времена раннего христианства, согласно местным преданиям, остров посетил апостол Святой Пётр, заложив фундамент новой веры в умах островитян.

После разделения Римской империи Мальта отошла к Константинополю. Об этом периоде истории (400-800 годы) известно немного, разве что поголовное принятие христианства. В 836 году начались набеги арабов, а в 870-м Мальта была завоёвана ими. На смену христианству в качестве государственной религии пришёл ислам. В дальнейшем это отразилось на культурных особенностях — в частности, мальтийский язык вобрал в себя очень многое от арабского, а также проявилось в географических названиях, которые до сих пор нанесены на карты островов. Арабы укрепили крепость Мелит, обнесли рвом и сменили название на «Медина». Гозитанская крепость тоже претерпела некоторое переустройство. Помимо названий городов, изменены были и названия островов — два больших стали именоваться «Мальта» и «Аудэш» (Ghawdex — так Гозо до сей поры именуется на мальтийском языке), а два маленьких обрели имена «Кеммуна» и «Филфа» (кемин и перец). Архитектурное влияние арабов также заметно до сих пор — дома кубической формы с плоскими крышами, практически лишённые окон.

В 1091-м году Мальта была завоёвана норманнами. Овладев Сицилией годом раньше, граф Роджер, заботясь о южных границах империи, решил присовокупить и пару средиземноморских островов. Взяв власть и дав мальтийцам флаг (его цвета сохранились до сих пор), Роджер Норманнский вернулся на Сицилию. Система управления на островах изменена не была. В 1127 году Роджер Второй, сын графа, повторно занял Мальту, результатом чего стало упрочнение норманнского господства — был назначен наместник, размещены воинские гарнизоны, Мальта вновь стала полноценной европейской страной.

Когда умер последний норманнский король и не оставил наследников, Мальта перешла сперва к германской, а затем французской и испанской династиям. В 1249 году германский император Фридрих Второй окончательно изгнал арабов со всех своих территорий, в том числе и с Мальты. Однако многие мусульмане приняли христианство и тем самым спаслись и остались на обжитых территориях. Тем не менее, эту дату принято считать моментом окончательной победы христианства на Мальте. После Свевской династии империей правил Карл Анжуйский (с 1268 года), а затем арагонцы (1283 г.) и кастильцы (1410 г.). Мальта непосредственно не входила в состав королевских владений, ею долгое время управляли феодалы — верные вассалы Сицилийского королевства. Последним из них был Гонсальво Монрой, которого изгнали с острова восставшие подданные.

В 1529 году император Карл Пятый пожаловал Мальту Ордену госпитальеров Св. Иоанна, которые за 7 лет до этого были изгнаны арабами с Родоса и искали себе прибежище. В ответ кавалеры должны были ежегодно презентовать вице-королю Сицилии сокола. В 1530-м новые хозяева прибыли на остров. Резиденция Ордена расположилась в городе Биргу (ныне — Витториоза), который находится в Великой Гавани. В порядке укрепления обороноспособности была восстановлена старая крепость и переименована в форт Св. Анджело, а также был построен форт Св. Эльмо. Приготовления оказались не напрасны. Константинополь в лице Сулеймана Великолепного, пират Драгут из Триполи и алжирский предводитель Хассан объединились и направились к берегам Мальты. Это событие называется Великая осада. 18 мая 1565 года против Мальты было выставлено 48 тысяч лучших бойцов. Цель одна — завоевать архипелаг, после чего направиться дальше — в южную Европу через Сицилию и Италию. Со стороны островитян захватчикам противостояло немногим более 8000 человек. Одни источники утверждают, будто Магистр Жан Паризо де ла Валетт резонно посчитал, что вступать в бой бессмысленно, слишком велик численный перевес со стороны врага, поэтому было решено разместить гарнизоны в укреплённых крепостях — Мдина, Св.Эльмо, двух крепостях — Биргу и Сенглее и Цитадели в Гозо — и готовиться к обороне. Согласно другим данным, всё началось с неистовой битвы в районе города Марсашлокк. В любом случае, самым знаковым событием стала осада форта Св. Эльмо, который пал, простояв 31 день. Затем были атакованы близлежащие города…

Тем временем из Сицилии спешила помощь. Сперва гарнизон в 700 солдат, который прибыл 29 июня, а затем — 9000 человек. Измождённые турки отступили, так Мальта спасла Европу от агрессии.

Приблизительно в это же время, накануне Великой осады, была основана и нынешняя столица острова. Турецкое вторжение приостановило эти действия, однако после победы работы возобновились.

Первый камень был торжественно заложен 28 марта 1566 года. Город был назван в честь своего основателя — Ла-Валлетта, однако он не дожил до окончания строительства — магистр умер в 1568 году, а резиденция рыцарей была перенесена из Биргу на новое место только в 1571-м.

Вообще, этот период считается расцветом Мальты. Богатство и известность рыцарей делали своё дело — вновь расцвела торговля, коренные жители перенимали навыки новых поселенцев и их слуг, непрекращающееся строительство оборонных сооружений постепенно практически свело на нет угрозу пиратских набегов, появилась возможность жить вне укреплённых зон. Орден поощрял местное производство, получило развитие хлопководство. В 1769 году был основан Мальтийский университет. Именно рыцари принесли на Мальту яркие праздники — Фесты, которые до сих пор являются частью национального колорита, украшением островов.

Однако к концу XVIII века дела пошли плохо — казна опустела, обеты были нарушены, слава Ордена сходила на нет. Местное население стало выражать недовольство пребыванием рыцарей и теми налогами, которые те собирали с мальтийцев. За покровительство над Мальтой уже соперничали Англия и Россия, когда в 1798 году острова занял Наполеон. 11 июня рыцари сдались без сопротивления, новая власть отменила рабство и инквизицию, закрыла университет, разграбила церкви и дворцы. На Мальте был оставлен генерал-губернатор, гражданский комиссар и гарнизон в 4000 человек. Однако это длилось недолго, восстание, начавшееся в Мдине 2 сентября 1798 года, быстро распространилось на всю территорию островов, французам пришлось укрыться за стенами Валлетты, где их держали в осаде 18 месяцев. На помощь мальтийцам пришли сицилийцы, британцы и русские, корабли адмирала Нельсона блокировали порты, так что французское подкрепление не могло пристать к берегу. В общем, 5 сентября 1800 года французы капитулировали.

Мальтийцы попросились под крыло Англии во время противостояния с французами, Англия пошла на встречу и направила сюда управляющего Александра Болла, однако после капитуляции более не была заинтересована в сохранении за собой этих территорий. В соответствии с Амьенским соглашением 1802 года Мальту решено было вернуть Ордену Иоаннитов, однако местные жители активно воспротивились этому, и, хотя их мало кто слушал, со временем идея сама угасла, а англичане стали открывать для себя пресловутое стратегическое значение архипелага.

В 1814 году по Парижскому соглашению Мальта окончательно отошла к Британии «де юре». Остров привлекал англичан, в первую очередь, как военно-морская база. Они построили славящиеся по сей день доки — местное население получило работу. Во время Крымской войны 1854-56 годов на остров направлялись раненые и отсюда же уходили войска. С постоянным развитием торгового судоходства возрастала и значимость Мальты, особенно на это повлияло открытие Суэцкого канала в 1869 году. Пароходы стали теснить парусные суда — Мальта тут же зарекомендовала себя как важный пункт пополнения запасов угля.

С давних времён коренное население имело собственные властные структуры на острове, однако англичане не видели в этом особой целесообразности. В 1811 году они, по сути, упразднили местный совет — Университу, вместо которого было назначено гражданское правительство, а к 1813-му и военная комендатура. Британцы сознательно инициировали волну эмиграции — мальтийцы потянулись в Египет и страны Магриба. Кроме того, Объединённое Королевство приложило много усилий, чтобы разорвать вековые связи с Сицилией — оттуда перестали завозить зерно, все товары стали преимущественно поступать из самой Англии, даже епископы Мальты были отделены от епископата Палермо (безусловно, не без участия папы). Островное общество начало раскалываться по языковому признаку — интеллигенция старой итальянской «закваски» с пренебрежением относилась к новой проанглийской формации мальтийцев. Вскоре языковой вопрос перерос в конфронтацию, не утихали споры о том, какой из языков преподавать в школах — итальянский или английский. И тут англичане вспомнили про мальтийский язык и стали приветствовать его распространение, дабы хоть таким образом отодвинуть итальянский на второй план.

Представители коренного населения периодически входили в законодательные советы, но так же периодически английские власти приостанавливали действие конституции, и борцам за власть приходилось начинать раскручивать процесс с самого начала. Но после Первой Мировой войны, когда Мальта в очередной раз истощилась и обнищала из-за резкой безработицы среди бывших портовых рабочих, проблемой власти озаботилась уже «верхушка» местного общества. Было созвано Национальное Собрание, целью которого было учреждение новой Конституции. Беспорядки 1919 года, когда четверо восставших были убиты солдатами, ещё больше ускорили процесс, и в 1921 году Конституция была принята. Кроме того, было создано местное независимое правительство, которое решало все внутренние дела Мальты, а Британия ведала обороной, внешними связями и иммиграцией.

Закономерно, что раскол в обществе отразился на раскладе политических сил. Три основных течения представляли собой Националистическая партия, выражающая интересы проитальянски настроенных мальтийцев (итальянский язык, итальянская культура, католическиая церковь — вот их ориентиры), сторонники «английского пути» — Конституционная партия (английский и мальтийский языки, британская культура) и Лейбористы — новички в мальтийской политике (обязательное образование, социальные программы, в общем, слуги трудового народа).

На выборах победили пробританцы. Церковь, поддерживавшая «итальянцев», вступила с властью в открытую конфронтацию. Новые беспорядки привели к отмене выборов, а в 1930 году вновь было приостановлено действие Конституции, но ненадолго. Очередные выборы заканчиваются убедительной победой проитальянских сил и церкви, но англичане опять отменяют Конституцию и, устав от этих дрязг, вводят прямое колониальное правление. Они постановляют, что отныне государственными языками являются мальтийский и английский, а итальянский перестаёт использоваться где бы то ни было на государственном уровне. Это постановление действует по сей день.

Общество только начало возмущаться, как грянула Вторая Мировая, и внутренний раскол был подкреплён внешними обстоятельствами — Англия и Италия оказались по разные стороны баррикад. Активистов проитальянской партии высылают из страны, а остальные попросту замолчали.

Бедствия Второй мировой обошли в большинстве своём острова стороной, враг ограничился лишь массированными авианалётами. В 1942 году король Георгий VI удостоил народ острова-крепости Георгиевского креста, изображение которого теперь красуется в левом верхнем углу мальтийского флага.

В самый разгар войны англичане пообещали восстановить независимое правительство, что и сделали по её завершении. Сильнейшая разруха, безработица усилили профсоюзы и привели в 1947 году к власти лейбористов. Кстати, женщины впервые получили право голоса. Политические ссыльные стали возвращаться на родину, а местные жители влились в новую волну эмиграции — наверное, самую массовую в истории Мальты. В основном, люди уезжали в Австралию, где на сегодняшний момент число мальтийцев не уступает, собственно, Мальте.

Националистическая партия, которая до войны отстаивала интересы проитальянски настроенных слоёв общества, стала всё больше потворствовать англичанам, а Конституционная партия самораспустилась. Политическую свистопляску продолжили лейбористы, которые то просились присоединиться к Великобритании, то настойчиво требовали независимости.

В итоге было решено инициировать переговорный процесс с Англией о независимости. В 1964 году представители партий съехались в Лондон на конференцию, посвящённую этому вопросу. В результате очередного спора лейбористы отозвали своих людей, а националисты, возглавлявшие в то время правительство, достигли признания Мальты независимым государством. Страна получила статус доминиона в составе Британского содружества. Независимость была подтверждена референдумом. 21 сентября английская королева стала королевой Мальты. В том же 1964 году Мальта стала членом ООН и Европейского сообщества.

Но лейбористы не могли смириться с тем, что их соперникам достались все лавры, и сделали следующие логические шаги. В 1970-е годы во времена премьерства их лидера Дома Минтоффа Мальта была провозглашена республикой, учреждён номинальный пост Президента, а к концу десятилетия острова покинули британские военно-морские силы.

Конец 70-х и 80-е годы XX столетия стали годами конфронтации. Лейбористское правительство открыто строило коммунистическое общество на деньги СССР, полицейские порядки и пренебрежение правами человека переросли в борьбу с церковью, что глубоко христианское население ну уж никак не могло понять. Однако слабая электоральная поддержка не мешала пребыванию лейбористов у власти — подтасовки на выборах стали нормой. В начале 80-х раскол в обществе достиг неимоверного по мальтийским меркам размаха — люди перестали здороваться друг с другом, если они сторонники разных партий. И премьер Дом Минтофф стал понимать, что время лейбористов уходит, так не лучше ли уйти с почётом, чем стать жертвой нападения или иной расправы. Он назначил своим преемником слабого политика — Кармену Мифсуда Бонничи, а сам отошёл от дел в парламент. Стоит сказать, что Мальта, несмотря на ввод поста президента, осталась парламентской республикой, так что смена лидера партии автоматически стала сменой премьера.

Следующие выборы в 1987 году привели к победе националистов во главе с Эдди Фенеком Адами. На «остатках былой роскоши» и политическом энтузиазме Мальта преодолела рубеж десятилетий и вошла в 90-е процветающей страной, но затем экономическая ситуация стала резко ухудшаться — советские кредиты прекратились, минеральные ресурсы на Мальте отсутствуют, крупного производства, за исключением доков, нет, так что правительство сделало упор на туризм, вступление в ЕС и новую налоговую политику — националисты ввели 15% VAT (по-нашему, НДС — налог на добавленную стоимость). Идея вступления в Евросоюз была резко раскритикована лейбористами, которые справедливо считают это угрозой для мальтийских рабочих (так как по действующему законодательству на Мальте не могут работать иностранцы) и мальтийского государства (так как по правилам ЕС госсобственность должна быть демонополизирована и приватизирована, а в крохотной стране практически все отрасли монополизированы государством — от связи и энергетики до аэропортов и банков). К выборам 1996 года недовольство налоговой политикой в обществе достигло своего апогея. Лейбористы заявили, что в случае победы отменят VAT, и это было разумное заявление — их финансово поддержали многие бизнесмены. В итоге они победили на выборах, но перевес был ничтожным — одно место в парламенте.

Через два года, в 1998-м, новое правительство похоронил не кто иной как отец всех лейбористов — Дом Минтофф. Националисты победили с разрывом в 4 голоса.

Националисты вновь ввели VAT, но не отменили лейбористских надбавок. Вновь захотели в ЕС и под этим соусом уже распродали половину государственной собственности — от одного из двух основополагающих банков (Mid-Med Bank) до единственного в стране аэропорта. На этом история переходит в сегодняшнюю реальность.

lex7


 

Путешествия по Мальте:

Занимательное мальтоведение

 

О Мальте на портале «Новый Геродот»:

Форум «Древний мир»:

Что скрывает Гипогей?

 


О Мальте кратко:

Столица — Валетта
 Площадь — 316 км2 (185 место в мире).
 Государственные языки — английский, мальтийский.
 Валюта — мальтийская лира.
 Государственный праздник — 21 сентября (День Независимости). 


О Мальте на «Озоне»: 

Путеводители

Мальта

Мальта. Путеводитель с мини-разговорником

Мальта и Гозо. Путеводитель

Мальта и Гоцо. Путеводитель с мини-разговорником

Путеводитель с картой: Мальта

Мальта. Путеводитель с мини-словарем и картами

Путеводитель по Мальте с картой

Карты

Мальта. Карта-путеводитель 

Культура Мальты

Как не потеряться на Мальте

 

Мальта на видео

На перекрестках планеты Земля: Мальта

Мальта

 

Мальта на CD

Туристический справочник. Мальта


В этом разделе использованы материалы сайта Мальта для всех.

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.