Город мастеров. Часть VI. Заключение

Вильнюс — настоящая сокровищница для тех, кто хочет постигать историю искусства по самим шедеврам.

В оставшееся до отъезда время мы посетили Национальный музей — бывший историко-этнографический. Глаз Гора в лучащейся пирамиде только нас здесь и ждал! Нечасто этот божественный символ присутствует в христианских храмах других прибалтийских столиц, а в Литве, оказывается, народные мастера давно приделывают их на «круцификсы», то есть на бывшие солярные идолы, или выбивают на приметных камнях, видимо, когда-то являвшихся объектами поклонения язычников! Таким образом, Вильнюс, в котором семилучевая звезда в пирамиде взирает на потребителя даже с золотой этикетки на пиве «Grand», словно превращён в герметический Город Солнца, причём без участия в мировом разграблении сфинксов и обелисков.

Конечно, как дань научной моде того времени, в экспозиции музея имеется несколько древнеегипетских артефактов. Особенно впечатляет, с каким мастерством был когда-то сделан деревянный саркофаг, как спустя тысячелетия он прекрасно сохранился, особенно если сравнить со степенью сохранности и, главное, качеством изготовления деревянных вещей, произведённых в Средние века, особенно портретов, написанных на деревянных досках.

К трём часам дня, уставшие так, что ноги уже не шли, из музея мы доплелись до машины и наконец-то взяли курс в обратную сторону… Стали перезжать мост через реку Нерис — какой можно было сделать символичный снимок! На фоне вздымавшихся обелисками на другом берегу небоскрёбов, выражающих долгожданное торжество духа коммерции, на мосту словно хозяева, что по старинному обычаю провожают гостей на выходе, стояли скульптуры. Их было четыре — по две с каждой стороны. На нашей это были «Сельское хозяйство» и «Строительство и промышленность»: крестьянка со снопом колосьев и мужчина интеллигентной профессии, скорее всего, инженер или архитектор.

Выполненные менее экспрессивно, чем знаменитые «Рабочий и колхозница», они, как и другие творения преходящей политической моды, по идее должны были уступить место чему-то более актуальному, связанному с обретением долгожданной независимости. Однако этого не произошло. Видимо, потому, что эти бронзовые скульптуры символизируют образы вневременного значения.

Женщина с колосьями пшеницы — это архетип богини судьбы и плодородия, Природа, Свобода, современная Исида. Божественный архитектор, каких имён он только раньше не носил — Гермес Трисмегист, Тот, Джехути — призван помочь людям осуществить герметический принцип «на земле, как на небесах». Всё дальнейшее зависит от самих людей.

Образы древние, как мир. Герметические талисманы Вильнюса.

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.