День одиннадцатый. 25 мая, среда. Македония-Фермопилы-Афины

Сегодня нам предстояло возвращение в Афины, а оттуда — паромом на Крит. Поэтому в планах у нас были только Дион (он по дороге) и Фермопилы (их Дима мне обещал еще несколько дней назад).
Мы позавтракали, попрощались с нашим отелем и отправились в путь. На подъезде к Катерини справа от автобана появились величественные горы Пиэрия.

Мы въехали в провинцию Пиэрия, довольно быстро отыскали Дионский музей и начали осмотр.

Статуи в большом зале нижнего этажа из Больших терм и святилищ Исиды, Деметры и Диониса.

Могильные стелы V в. до н.э.

Это не совсем обычный экспонат. Вроде бы, просто мозаика. На самом деле, это умышленно реконструированная не до конца часть мозаичного пола для знакомства с процессом производства такого покрытия.

Это тоже не просто горшки. На стенде на заднем плане фотографии показывают, в каком положение некоторые из них были найдены, а по склеенным осколкам видно, какая кропотливая работа была проделана для их восстановления.

Снова могильные стелы и рельефы.

Статуи философов с виллы Диониса.

А это предмет особой гордости музея Диона.

Дионская гидравлида. Этот водный орган был найден во время раскопок 1992 года. Инструмент был придуман механиком Ктесибием из Александрии в III в. до н.э. и представляет собой ряд медных трубок различной длины и с особым отверстием у конусообразного основания для образования звуковых колебаний. Все эти трубки крепятся к ящику, в котором находится специальный механизм, препятствовавший или, наоборот, способствовавший проникновению внутрь воздуха посредством нажатия клавиш. Сжатый воздух пропускался насосами через воду и попадал в этот ящик.

Гидравлида Диона датируется I в. до н.э. и является древнейшим музыкальным инструментом этого типа, от которого затем произошел церковный орган в странах Европы. От нее сохранились 24 трубки разной длины, доходящей до 1,2 м, и диаметром около 2 см, и 16 трубок вдвое меньшего диаметра. Оба комплекта размещены на одной прямой и крепятся украшающими их серебряными кольцами.

Краснофигурная керамика и мелкая пластика.
В принципе, на этом музей и закончился. Пора приступать к осмотру самого города, который находится в полукилометре от музея.

Город Дион был основан на рубеже IV-III вв. до н.э. и довольно часто упоминается в письменных источниках. Регулярные же археологические исследования начались в 1928 году. Хотя и в XIX веке некоторые путешественники и ученые публиковали описания развалин и надписей древнего Диона. Раскопки продолжаются и по сей день. Пройдемся по территории «Археологического заповедника Дион».
От входа мощеная дорога привела нас к святилищу Деметры.

Это одно из древнейших культовых сооружений в Македонии, и здесь была обнаружена самая ранняя из находок — микенская гемма XV в до н.э.

На территории святилища Деметры располагались два центральных храма, колодцы-источники и несколько небольших (всего в одной помещение) храмиков.

Далее по дороге нам встретились святилище Зевса Олимпийского

и римский театр.

Театр был построен во II в.н.э., и в настоящее время место его расположения частенько заливает вода.

Отсюда открывается прекрасный вид на горный массив Пиэрия.
Чуть на отшибе от уже открытых сооружений находится театр эллинистического времени.

Здесь, как и в Эпидавре, в наши дни проводятся различные культурные мероприятия.

От эллинистического театра мы опять вернулись к дороге, ведущей к святилищу Деметры. Дима решил, что Дион на этом закончился и радостно затрусил к выходу. Однако табличка неумолимо указывала на «продолжение осмотра». Позже Димон признался, что отвел Диону в своих мечтах полчаса и был удивлен большой площадью этого города.
Мы перешли автомобильную дорогу, рассекавшую заповедник на две неравные части, и вступили в ту часть города, что была застроена плотнее и исследована лучше, чем предыдущая.
Первым, что нас встретило, был общественный туалет. Место, безусловно, нужное и, несмотря на древность, прекрасно оборудованное.

Под этими плитами с отверстиями находился канализационный сток, по которому проточная вода смывала все ненужное.

С другой стороны лестницы, ведущей к термам, располагались лавки и мастерские.

Несколько странное соседство с туалетами. Хотя…
По лестнице между общественным туалетом и лавками поднимемся во двор Больших городских терм. Вообще в Дионе было открыто с десяток банных комплексов, но Большие термы и размерами, и роскошью превосходили остальные. Это был целый развлекательный комплекс.

Сами термы предварял одеон.

Большие термы были сооружены около 200 г.н.э. и являлись частью огромной городской строительной программы.

Они были украшены мозаичными полами, скульптурами и прочими излишествами.

Здесь видно, что жители Диона были прекрасно знакомы с таким достижением цивилизации, как «теплый пол» (как его называют сейчас).

На этих маленьких пилястрах лежал пол, а в образуемом ими «подвале» циркулировал горячий воздух, нагревавший пол и стены, где тоже имелись специальные полости.

В древности люди проводили в термах массу времени, однако у нас его не было, и мы поспешили дальше.

Под вымосткой городских улиц проходил водосток, и совершенно необязательно было раскурочивать всю мостовую, чтобы понять, где он забился. Достаточно было поднять несколько плит.

В IV в. в Дионе находился епископский престол, и во второй половине этого столетия здесь была построена епископская базилика.

От главной базилики мы свернули к агоре.

Туда ведет также прекрасно вымощенная улица.

По дороге нам попался «дом Эвбула».

Это одно из богатых городских зданий со множеством комнат, мозаичными полами и фонтаном в одном из залов. Имя владельца было многократно написано на трубе водопровода под домом.
Кстати, на агоре была найдена одна интересная вещь.

Эта толстая мраморная плита с отверстиями под бронзовые сосуды служила рыночной администрации для контроля за жидкими товарами.
Рыночную площадь окружают жилые кварталы.

Кварталы небедные с домами немаленькими.

А вот за ними расположено самое шикарное частное сооружение Диона. Назвать его просто «домом» язык не поворачивается, поэтому он фигурирует под названием «вилла Диониса».

Раскопки здесь начались в 1982 году. Археологов поразило великолепное убранство виллы, и порадовала прекрасная сохранность мозаичных полов.

В этот комплекс входили помещения различного назначения: мастерские, библиотека, жилые комнаты, культовые и пиршественные залы, атрии, бассейн и прочее.

А это и есть та самая мозаика с головой Диониса, давшая название всей вилле. Здесь находился роскошный зал симпосиев. Мозаичный пол сохранился на площади около 100 кв. м.

Правда, туристу весь комплекс обойти не удастся — дорожки проложены только до пиршественного зала.

Но пришло время возвращаться, а мы еще не все посмотрели.

 

У перекрестка с центральной улицей располагается Монумент со щитами.

Цоколь из ровных рядов камней, украшенный рельефными изображениями щитов и панцирей, был, вероятно, постаментом для какого-то большого памятника. И на этом месте он стоял с конца IV в. до н.э. до разрушения города готами в 346 г.н.э.
С южной стороны памятника вдоль улицы археологи открыли крупное здание конца классической эпохи.

Напротив же располагались обычные жилые кварталы.

Ну, а за ними начинались уже те самые лавки, что мы видели в начале нашей «экскурсии».

Обе части археологического заповедника соединялись двумя способами: дорожкой через автомобильную трассу и мощеной улицей под ней.

Последняя выводила прямо к святилищу Исиды.

Эта часть древнего Диона в наше время сильно страдает от затопления. Раскопки проводились (и продолжаются до сих пор) в сложных условиях.

А для туристов над подтопленными участками проложены мостки.
Святилище Исиды занимало немалую территорию и включало в себя несколько храмов, жертвенники, портик для посетителей, помещения для жрецов и большое число статуй, некоторые из которых были найдены на своих местах неповрежденными.

При создании заповедника их заменили на копии, а оригиналы поместили в музей.

Здесь видно, что храмы в святилище располагались по прямой.

На ступенях храма стоят две плиты с «отпечатками» ног. Это так называемые «шаги», посвятительные дары паломников. Большой и малый отпечатки являются соответственно мужским и женским.

Это небольшой храм Исиды Тихэ с ее же статуей в нише. У подножия статуи есть небольшой фонтан священного источника, сейчас полностью скрытый водой.

Неподалеку от святилища Исиды был открыт храм Зевса Величайшего (Гипсиста).

Он тоже сейчас прилично подтоплен.
Кинем прощальный взгляд на горную гряду и пойдем к выходу.

На обратном пути нам опять встретилось святилище Деметры, а на финишной прямой — солнечные часы.

Наша экскурсия по Диону была закончена, и нам надо срочно наверстывать потерянное время. Паром уходил в 21.30, было еще два часа дня, а мы не проехали и половины пути. Кроме того, нам нужно было еще сдать машину и купить билеты.

Еще до Ламии солнечное греческое небо заволокло тучами, и пошел дождь. Все вокруг стало весьма неприветливо выглядеть. К 16.20 мы добрались до хребта Каллидромон, который в античное время разделял Северную и Среднюю Греции.

Через пару минут мы пролетели указатель направо «Battlefield of Thermopyles», я завопила, и Дима сдал назад вопреки всем дорожным правилам. По опыту Марафона мы знали, что страшное слово «battlefield» не предвещает ничего хорошего. Так и случилось. Мы съехали с автобана направо, проехали метров 20 и на указателе вместо «поля битвы» почему-то появилась надпись «Spring of Thermopyles». И источник здесь действительно был.

Собственно, «Термопилы» по-гречески и означают «Горячие ворота».

Источник серный, пахнет жутко, но, как оказалось, в нем купаются. Пока мы искали «battlefield», какой-то мужчина готовился к принятию ванны. И это в очень плохую погоду. Наверное, в солнце здесь располагается целый пляж.

Дима вышел под дождь из машины запечатлеть источник и вернулся с вестью о конце удобного для машины проезда. Дальше вдоль хребта шла разбитая, усеянная острыми камнями дорога шириной в одну машину. Минут 20 Дима, потворствуя моей прихоти, почти «на цыпочках» ехал по ней. Потом плюнул и стал задним ходом выбираться обратно. А я сидела рядом и думала, почему во всей Греции такие проблемы с указателями.

Мы вернулись к автобану и на маленькой бензоколонке спросили, где оно — «battlefield». Работник ответил: «Там!», махнув себе за плечо. Мы снова доехали до источника и уставились на огромный пустырь рядом с ним. На пустыре, кроме редких кустов, ничего не было. Мы задумались…
Перед нами стоял Каллидромон с серным источником под ним, слева был пустырь, позади — автобан, а справа — загадочное здание с вывеской «Трохайа». И я отправила смс-ки нашим грекам — Саше в Афины и Пасхалису в Салоники — с одним вопросом: «Что такое «Трохайа»?» Оба немедленно отзвонились, с волнением задав свой вопрос: «Что вы натворили???» Оказалось, что «Трохайа» — это дорожная полиция, и наши друзья решили, будто у нас с ней проблемы.
До парома оставалось все меньше времени, а впереди лежала Беотия и немножко Аттики. Волевым усилием Дима принял решение покинуть Фермопилы.
Не успев набрать скорость на автобане, мы заметили еще один указатель — огромный щит с надписью «Монумент Леонида». Он указывал… налево!!! Мы съехали на тот самый пустырь за источником подумать. И увидели новый указатель «Исторический холм Колон», предлагавший подняться на этот холм. Но в дождь делать подобного не хотелось. Хотя там должен был быть небольшой памятник героям Фермопильского сражения.
Мы развернулись на пустыре и вновь выбрались на автобан. И вот тут нашим взорам на другой стороне шоссе предстало нечто! Огромный монумент в стиле Церетели из двух частей с огромным же гоплитом наверху.

Дима вздохнул, вышел из машины под дождь и побежал через дорогу фотографировать.

Это центральная часть правого монумента. Она воздвигнута на средства американской греческой диаспоры (скульптор — Ф. Фалеревс). Памятник был открыт в 1955 году греческим царем Павлом I.

Статуя гоплита выполнена в стиле бронзовых статуй V в. до н.э. На пьедестале под гоплитом написано два слова — «Молон лабе», что означает «Приди и возьми». Это легендарный ответ царя Леонида на требование Ксеркса сдать оружие.
По краям крыльев монумента находятся две мужских статуи в расслабленных позах.

Это Эврот — воплощение реки Эврота, главной лакедемонской реки — одного из символов родины Спарты.

Ну, а это Тайгет. Также символ родины спартанцев — воплощение горного кряжа Тайгет.

На рельефах изображены, как полагается, сцены битвы, ниже в лавровых веночках — имена героев Фермопильского сражения, упомянутых Геродотом. А совсем внизу на дорийском диалекте высечен стих из 11-й книги Диодора Сицилийского, который, в свою очередь, цитирует Симонида Кеосского:
«Светел жребий и подвиг прекрасныйУбиенных преддверью фермопильской!Алтарь их могила, и плач да не смолкнет о них, но да будетПамять о славных живою в сердцах! ВремяНе изгладит на сей плите письмен святых,Когда все твердыни падут и мох оденет их следы!Тут схоронила цвет свой Эллада, любовь свою.Ты, Леонид, мне свидетель о том, спартанский воин,Чей не увянет вечный венец».

Но это еще не вся церетелина. Слева стоит еще один монумент.

Как утверждает Геродот (VII, 222): «…отпущенные союзники ушли по приказу Леонида. Только одни феспийцы и фиванцы остались с лакедемонянами. Фиванцы остались с неохотой, против своей воли, так как Леонид удерживал их как заложников; феспийцы же, напротив, — с великой радостью: они отказались покинуть Леонида и его спартанцев. Они остались и пали вместе со спартанцами». Поскольку фиванцы «остались с неохотой», то и подвиг их забылся со временем, а вот храбрые радостные феспийцы удостоились памятника в свою честь в 1997 году. Открывал его уже не царь, а президент греческой республики Стефанопулос.
Жаль, что Дима сфотографировал его не совсем полностью, потому что стоящая рядом мраморная доска на греческом языке объясняет символику памятника. А она (символика) настолько символична, что без этой доски не поймешь, кто этот безголовый кошмар и как он относится к 700 древним феспийцам.
Итак, 1. Безголовая мужская фигура символизирует анонимную демократическую жертву родине. (И верно, не высекать же все 700 имен героев, которые наверняка потерялись во времени).
2. Выставленная вперед грудь символизирует сражение, мужество, силу, благородство и храбрость. (Ну, разумеется, а то б мы без груди колесом не догадались, что феспийцы были неплохими парнями).
3. Приподнятое крыло символизирует победу, славу, дух и свободу, а 4. сломанное — добровольную жертву и смерть.
5. И, наконец, обнаженное тело символизирует (кто бы мог подумать?) главного бога древних феспийцев, бога созидания, красоты и жизни — Эрота!
Резюмирую: голый безголовый Эрот с двумя крыльями, одно из которых обломано, является, по мнению скульптора, адекватным символом 700 несчастным парням, отдавших свою жизнь практически бездарно, чтобы лишь на пару часов задержать передвижение персидской армии в Среднюю Грецию. Интересно, что бы сказали родственники погибших?
Правда, в тот момент я видела монументище только издали, детали разглядела лишь на следующий день в отеле на Крите, ну а перевел мне все с греческого Дима Чепель («Lusor»), за что ему огромная человеческая благодарность. Ибо без него кто бы понял символизм этого памятника? И я почти уверена, что в моем маленьком «мемуаре» теперь есть практически полное описание «Монумента защитникам Фермопил».

Далее нас ждала Беотия. Шел уже шестой час, надо было торопиться в Афины. Так что дальнейший путь прошел без остановок, а противная Беотия опять была в дождях.

Солнце мы увидели уже только в Аттике и то ненадолго — был уже вечер. Мы заехали на Sigrou сдать наш маленький Polo, проехавший за эти 10 дней 4000 км (с сегодняшними 520-ю км). А на паром мы успели за полчаса до его отплытия из Пирея.

На этом наше путешествие по материковой Греции закончилось. Нас ждал Крит — остров Минотавра, прославленного Лабиринта, опасных игр с быками и немыслимо стройных древних критян на фресках. Туристический рай и седая древность на 8259 кв. км земли посреди Критского моря.

Юлли Улетова

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.