День четырнадцатый и последний. 28 мая, суббота

Наш последний день на Крите, наш последний день в Греции. Ночью нас будет ждать самолет Афины-Санкт-Петербург. Времени сегодня на поездки у нас не очень много, и мы выбираем Фест и Агиа-Триаду. Фест — еще один крупный дворцовый комплекс на востоке Крита, Агиа-Триада — небольшая «вилла» неподалеку от Феста. В одном из дворцовых помещений археологи нашли знаменитый Фестский диск — глиняную «лепешку» с рядами непонятных значков на обеих сторонах. Я забыла рассказать, что сертифицированную копию этой находки мы приобрели еще в Афинском музее.

По дороге на восток мы заезжаем-таки в Ираклион, в археологический музей. Найти его не в пример легче Кносса, и вчерашние билеты еще годятся для входа. Не теряя времени, идем по анфиладе залов.

Стеатитовый ритон в форме бычьей головы из Малого дворца Кносса.

Фаянсовые фигурки богинь со змеями из Кносса. Некоторые исследователи видят в них мать и дочь.

Пифос и кувшины в дворцовом стиле из одного неисследованного особняка в Кноссе.

Пифосы.

Находки из захоронений в гавани Кносса.

Скелет священной лошади из Толоса А в Фурни.

Находки из захоронений вокруг Кносса.

Шлем из медвежьих клыков.

Реконструкции двойных бронзовых секир из мегарона в Ниру (1700-1500 гг. до н.э.).

Пифос и кувшины с растительным орнаментом.

Кувшины и ритоны.

Ритуальные сосуды из дворца Закроса.

Кувшин из дворца Закроса с осьминогами.

Пифос, украшенный спиралями.

Керамика и бронза из Палеакастро.

Пифос, украшенный двойными секирами и бычьими головами.

Керамика Последворцового периода (1400-1100 гг. до н.э.)

Керамические фигурки богинь с поднятыми руками из святилища Гази около Ираклиона.

Пифос с рельефным изображением быков, людей и спиралей.

Пифос.

Находки из священных пещер южного Крита. Модели двойных секир, кораблей, животных и людей.

Рельефные пифосы.

Минойские саркофаги.

На этом первый этаж Ираклионской сокровищницы исчерпался. На втором нас ждали знаменитые фрески Кносса.

«Игры с быками» украшали одну из комнат восточного крыла Кносского дворца.

«Процессия».


Сохранилась, к сожалению, очень фрагментарно: ноги нескольких фигур и «носитель ритона» — фигурка юноши справа. Все остальное восстановлено. Оригинальные части фрески темнее восстановленных. Женская фигурка в центре считается царицей (или принцессой), изображающей богиню. Фреска была найдена в «Коридоре процессий» у Южных Пропилей (XIV в. до н.э.).

«Дамы в голубом». Одетые по минойской моде женщины, болтающие друг с другом, украшали тронную комнату в восточном крыле дворца.

«Дельфины». Фреска из «мегарона царицы».

Рельефный «Бык» с Западного бастиона. (1600 г. до н.э.)

«Щиты» из портика Большой лестницы, ведущего к царским покоям. «Кляксами» передаются шкуры, из которых и делались щиты.

«Танцовщица». Фреска из «мегарона царицы». Там она восстановлена полностью — до подола длинной юбки.

В этом же зале экспонируется знаменитый саркофаг, найденный в одном из захоронений Агиа-Триады. Возможно, он использовался для царского погребения.

Роспись на стенках включает сцены культа мертвых и поклонения богам.

И, наконец, мы нашли зал с монументальным искусством архаического периода. Здесь нас ждут находки из наших Разочарований.

Это бронзовые щиты и цимбалы из Идейской пещеры. По легенде, в них грохотали несчастные куреты, в обязанности которых входило отвлекать Крона от плача младенца Зевса. 700 г. до н.э.

А это та самая божеская троица из Дельфиния — храма Аполлона в Дриросе. Фигурки сделаны в технике «сфирелатон» — деревянные основы обиты бронзовыми листами. Мужская фигура в центре — естественно, сам Аполлон, по краям, его сестра Артемида и его мать Лето. 650 г. до н.э.

Это каменная стела из того же Дрироса.

Рельефный пифос из Феста.

Этот глиняный конический предмет представляет собой, если честно, не очень понятно, что. Есть предположение, что это крышка алтаря. Найден он был на акрополе Гортины.

Остается еще зал находок римского времени, но мы в нем не фотографируем.

 

Слегка заплутав по дороге, мы через полтора часа подъезжаем к Фесту — все-таки указатели на Крите, в отличие от материковых, не врут.

У кассы опять возникла дилемма: покупать билет только в Фест или в Фест и Агиа-Триаду? Нас уверили, что до Агиа-Триады легко добраться и что она работает до 16.00. Мы согласились на двойной билет (EUR6), и Дима протянул в кассу эти самые шесть евро. Оказалось, он устал от развалин и решил подождать меня «за периметром». После 10-минутных пререкательств победа осталась за мной, но Димон в знак протеста погрузился в молчание.

Как всегда, мы начали слева и пошли по часовой стрелке, то есть, в обратную экскурсиям сторону. В отличие от Кносса, Фест не восстанавливали, в силу чего он менее популярен у туристов, что, разумеется, отражается на количестве бродящих по развалинам.

Здесь под навесом можно посмотреть на остатки царских апартаментов.

Это «покои царицы».

А это главный зал — т.н. «мегарон царя». Пол его выложен из алебастровых плит, стены были украшены фресками. Многопроемной стеной зал был разделен на две части, и еще одна такая же стена отделяла мегарон от портика.

Дальше, в северо-восточной части Феста, построенной в Стародворцовый период, был открыт т.н. «Архив» и найден тот самый диск.

Отсюда по лестнице можно было подняться в небольшой Северный двор.

Вокруг него группировались помещения различного назначения: мастерские и кладовые.

Сохранилась облицовка дверных проемов

и желоба канализационной системы.

Этот коридор из помещений вокруг Северного двора ведет в Центральный двор.

Отсюда же можно было попасть на второй этаж. Предполагается, что у лестницы находился пост охраны.

Мы покидаем северное крыло дворцового комплекса и выходим в огромный Северный двор.

По одной из версий, здесь происходили игры с быками.

За стеной портика двора видны помещения восточного крыла дворца, которое производит впечатление обособленного комплекса внутри Феста. Возможно, там находились покои царевича или царевны, но это только лишь предположение.

У ворот в северное крыло стоят пифосы. Кстати, Центральный двор также принадлежит к Стародворцовому периоду. По его западной и восточной сторонам находились портики, в колоннадах которых, по минойской традиции, колонны чередовались с пилонами.

Двор вымощен плитами, но у западной колоннады были обнаружены следы более раннего портика, построенного на участке без плитового покрытия.

Широкий коридор, идущий сквозь западное крыло дворца, соединяет Центральный двор с Западным.

По обе стороны этого коридора располагался целый ряд кладовых.

А помещение между Центральным двором и «Коридором кладовых», условно называемое «Прихожая кладовых», в свое время очень порадовало археологов.

Под его плитовым покрытием была обнаружена целая коллекция глиняных оттисков печатей с абстрактными изображениями.

Далее по западной стороне Центрального двора находятся загадочные комнаты со скамьями.

К сожалению, на скамьях нельзя сидеть: от таких ретивых, как я, туристов они защищены решеткой.

Здесь же, в помещениях на западной стороне Центрального двора, вероятно, находилось и святилище.

Из дальнего угла Центрального двора можно попасть в юго-западные помещения, построенные на искусственном продолжении холма.

А оттуда — и в западное крыло дворца, комнаты которого недоступны напрямую из Центрального двора.

Здесь так же, как в Кноссе, есть склад, где пифосы оставлены на месте находки.

Вот мы и вышли к третьему двору Фестского комплекса — Западному. Весь двор пересекает «Дорога процессий».

По минойской привычке, у одного из дворов всегда есть широкая лестница, и археологи обычно называют это «театром».

У «театра» было найдено трехчастное святилище с резервуаром для воды и алтарем.

По «Дороге процессий» через Западный двор можно дойти до двух углублений в земле с выложенными кладкой стенами. Они очень напоминают кносские «бублики».

Там еще продолжаются раскопки, и территория недоступна для туристов.

Справа от «театра» находится главный вход Нового дворца — очень широкая открытая лестница шириной почти 14 м. Ступени лестницы слегка выгнуты для стока дождевой воды.

Наверху лестницы располагалось Предвратие с пилонами и световым колодцем.

Сквозь несуществующие ныне стены видны Прихожая кладовых и Центральный двор.

Кинем прощальный взгляд на западное крыло дворца.

Отсюда также два шага до царевых апартаментов.

Это, если вы помните, «покои царицы».

А это так называемый «Перистильный двор», через него мы выходим на Верхний двор Старого дворца, расположенный на 6 метров выше «театра».

Двор также использовался и в Новодворцовый период, и гораздо позже — в эллинистическое время, от которого здесь сохранились основания построек.

Вот лестница, ведущая к «театру». Слева видна лестница к Новодворцовому Предвратию.

Осталось только купить книжку про Фест, что, кстати, тоже стало причиной небольшого спора. Книжка стоила ровно столько, сколько оставалось у Димона в кармане. Через 10 минут его карман опустел, а книга перекочевала к нам в машину. И мы поехали в Агиа-Триаду.

Добраться туда было очень легко и быстро. Здесь археологи открыли не дворец, а, скорее, виллу, небольшую резиденцию, находившуюся в зависимости от Фестского дворца.

Народу на территории Агиа-Триады почти не было. Из будки билетера высунулась рука и лениво помахала нам: мол, билеты сюда. Мы предъявили положенное и стали спускаться вниз, к развалинам. Их можно условно разделить на две части: минойскую и микенскую.

Справедливости ради надо отметить, что нам до сих пор неизвестно оригинальное название этой виллы. «Агиа (Айя)-Триада» означает всего лишь «Святая троица». Это имя данная местность получила от ближайшей Троицкой церкви XIV века.

Начали мы с осмотра помещений, укрытых навесом.

В минойский период здесь располагались кладовые виллы, в микенский же — мегарон.

Каменные канализационные желоба.

Склад пифосов.

Кладовые.

Лестница на верхний этаж виллы.

Кладовая с центральным пилястром и мощеным полом.

Идем дальше. Минойская вилла имела в плане букву «Г». На изгибе этой буквы размещались главные помещения комплекса. Вокруг большого зала находились жилые комнаты, а с севера примыкал двор с портиком. Во время раскопок в этой части виллы были обнаружены печати и оттиски, 19 бронзовых «талантов» (общим весом до полутонны), а также 2 знаменитые фрески — «Кошка, охотящаяся на фазана» и «Женщина в саду».

Справа — комната «архива», и из нее можно было пройти в комнату с фреской «Кошки». А за этой комнатой находилась кладовая с «талантами» — бронзовыми пластинами. Доступ в нее осуществлялся только с другой стороны здания.

Это двор с колоннадами, откуда можно было зайти в «архив», где и были найдены вышеупомянутые мной печати и оттиски.

Это соседняя с «архивом» «комната с колоннадами», под навесом справа — «комната с выступами» и видна дверь в комнатушку, где было найдена высоко поставленная плита, вероятно, спальное ложе.

Предшествующий «комнате с колоннадами» «главный зал» виллы с многопроемными стенами по обеим сторонам. Вся эта анфилада комнат приводит в «комнату с выступами».

По облицованной стене этого помещения расположена восстановленная скамья.

Это один и тот же дверной проем с разных сторон.
С южного края западного крыла буквы «Г» находился протяженный световой колодец, который освещал череду изолированных друг от друга комнат.

Это были помещения для обслуживающего персонала виллы. В одной из комнат археологи нашли известный «кубок военачальника» из змеевика. На этом архитектурный комплекс виллы закончился.

Нам осталось только осмотреть площадь микенского поселения. Она находится к востоку от самой виллы.

Вот за этим поворотом и расположена агора — торговая площадь микенского времени.

Вот она.

Если подняться по лестнице прямо у предыдущего поворота, то площадь будет как на ладони. Вокруг площади, соответственно, располагались помещения для лавок и всего такого прочего. А окружали агору жилые дома микенцев.

Виллу с Фестским дворцом соединяла мощеная дорога, но в Фесте мы уже были, поэтому возвращаться к нему не будем.

На обратном пути, проезжая Гортину, я открыла было рот, рассказывая Димону о прекрасно сохранившемся городе римского времени. Но Димон засмеялся, напомнив мне, что вместо билета в Гортину я выбрала книгу о Фесте.

Вот тут и закончилось наше путешествие по Криту в частности и Греции вообще. Оставались еще сборы вещей, возврат машины (300 км за сегодня) и аэропорт в Ираклионе со взлетной полосой вдоль моря.

Вот через бухту Ираклионa видно остров Дию.

Критское море с высоты полета самолета. Видны пароходики.

А дальше облака скрыли от нас все. Через час самолет опустился ниже облаков, и мы увидели приближающуюся материковую Грецию.

Мы снизились над Афинами.

В столице нас ждал аэропорт и самолет на Питер, который уже через 4 часа вернул нас домой.

Мы были счастливы вернуться, мы устали от Греции. Широкое (особенно по греческим меркам) Пулковское шоссе даже немного шокировало нас своим простором. В активе у нас остались более 4 с половиной тысяч километров по стране, «Фестский диск» с сертификатом, куча сувениров, открыток и прочего хлама, несколько обычных фотопленок, 2 с лишним гигабайта электронных фотографий и чувство полного удовлетворения от проведенного отпуска. Больше мы в Грецию, наверное, не поедем.

Юлли Улетова

Путешествия Нового Геродота © 2017 Все права защищены

Материалы на сайте размещены исключительно для ознакомления.

Все права на них принадлежат соответственно их владельцам.